Главная

Что такое Либерализм? Значение и толкование слова liberalizm, определение термина

1) Либерализм - - бурж. движение и идеология ; возник в период борьбы против феодализма . В Л. на первый план выдвигается индивид как субъект и высш. инстанция всякой деятельности, гос-во должно быть подчинено интересам индивида. За этим требованием крылась борьба буржуазии против феод- политич. привилегий. Л. свойственны вера в прогресс и требование терпимости. На протяжении 19 в. христ. церковь в целом выступала против Л. с позиций феод. реставрации. «Культур-кампф» в бисмарковской Германии был столкновением Л. с ультрамонтанством . Как реакция на идеи Просвсшения в 19 в. в протестантизме возникла т. н. либеральная теология . Основываясь на учении Ф. Шлейермахера, либеральные теологи (Ритчль, Гарнак, Трёпьч) поставили вопрос о соотношении откровения с историей. К Библии был применен историко-критич. метод . В историч. аспекте рассматривалось соотношение религии и культуры. Бурж. прогресс оценивался как путь к осуществлению «царства божьего», в христианстве подчеркивалась этич. доктрина . В условиях общего кризиса империализма либеральная теология теряет влияние. Как ее отрицание в 20-х гг. возникает теология кризиса .
2) Либерализм - (от лат. liberalis - свободный) - в политической философии защита индивидуальных свобод и самореализации, стремление свести на нет роль традиций, авторитетов. вероучений и идеологических доктрин, свободомыслие, содействие инновациям и творческим инициативам, отрицание неизменных духовно-нравственных основ жизни, демократическая форма правления, поэтапные реформы социальных и политических институтов и пр. В христианской мысли XIX - начала XX в. (в основном протестантской): требование адаптировать религиозные идеи к современной культуре, изменить язык и форму передачи евангельской вести; отказ от авторитаризма в религиозной жизни (Иисус не был авторитарен, поэтому никто не должен говорить о Нем от имени авторитета ); защита прав разума и личного духовного опыта для критической проверки содержания вероучения; отказ признавать непогрешимость Св. Писания со ссылкой на то, что каждый из библейских авторов был ограничен в своих возможностях; убеждение , что нет существенных противоречий между религией и культурой, священным и мирским, верой и наукой. В понимании Бога либерализм склонялся к имманентизму : Бог - не над миром, Он действует в средоточии мировой жизни, нет принципиальной разницы естественным и сверхприродным, поэтому божественное присутствие можно находить в красоте художественных произведений, в рациональной истине и нравственном совершенстве. Либерализм, начиная с Ф.Шлейермахера, считал чувство Высшего основным во всех религиях ("чувство - это всё" - И.Гете), а догматику и традицию - второстепенными; отсюда тяготение к универсализму , вплоть до отрицания уникальности христианства среди религий мира. Грех интерпретирован как несовершенство души, ее болезненность, незрелость или невежество , поэтому религия превращалась из дела спасения в терапию, в средство нравственного воспитания. "Иисусу веры" (в традиционном смысле ) противопоставлялась искусственная фигура "исторического Иисуса" как совершенного человека , в котором действовала божественная сила мира. Основные представители: Ф.Баур, А.Гарнак, Э.Ренан, А.Ричль, А.Сабатье, Д.Штраус и др. Либерализм по своим идеям близок к католическому модернизму .
3) Либерализм - (от лат. " свобода ") - в общем смысле слова - совокупность интеллектуальных и культурно-нравственных установок, ориентированных на признание личности, ее свободы и самореализации высшей ценностью культуры и общества. В таком качестве Л. является не только элементом политической и правовой культуры, но и духовно-практической культуры в целом. В узком смысле - это идеология , теория и практическая политика либеральных партий, действующих в рамках политических систем стран Запада с середины XIX в. Истоки политического Л. связаны с социально-политическими процессами XVII - XVIII вв.: раннебуржуазными революциями, секуляризацией политико-правовой сферы, формированием экономической системы "свободного рынка" и конституционалистской политической системы, светской культурно-образовательной практики. "Классический" Л. в качестве политической идеологии и практики, безусловно, тесно связан с "классическим" капитализмом XIX в., первой фазой эволюции "индустриального общества". Более того, Л. в этом случае можно рассматривать как концентрированное выражение практики и духовно-ценностных ориентации данного типа общества. Что касается Л. в широком смысле, его история обладает большей самостоятельностью по отношению к той или иной социально-политической ситуации. Дело в том, что для "философского" Л. действительным идейно-установочным ядром является комплекс представлений об автономности и самодостаточности личности, понятие которой связано с принципом субстанциональной свободы в качестве высшей ценности личностного бытия. Эти утверждения, носящие вполне априорный характер , восходят к самым корням новоевропейского гуманизма и становятся основой широкомасштабных теоретических интерпретаций, в т. ч. и сугубо метафизического характера. Для "политического" же Л. основное значение имеет не сама по себе презумпция свободы личности как высшей ценности, а создание системы политико-правовых институтов, обеспечивающих оптимальный характер самореализации личности. Благодаря этому, "политический" Л., являясь важным фактором социально-политического взаимодействия, сам трансформируется в соответствии с развитием и изменением этой сферы жизнедеятельности общества. Хотя и с учетом данной специфики, жесткая идентификация Л. с четко определенными классово-групповыми интересами представляется проблематичной, т. к. идеи и ценности Л. давно стали неотъемлемым компонентом культуры современного общества (по крайней мере, в западном мире). Основной философской предпосылкой возникновения Л. послужило становление гуманистической культурной парадигмы нового времени. Логику этого сложного процесса можно выразить, хотя и в упрощенном виде, так: выделение человека в качестве смыслового и целевого центра Универсума ; отказ от принципа несубстанциальности человека (" смерть бога "); гипостазирование сущностных качеств человека ( разума , целеполагающей способности , творчески-производительной активности) в качестве метафизических субстанций; отождествление "сущности человека" не с абстрактно-всеобщим, родовым началом , а с индивидностью ("атомарный индивид "). Это путь , пройденный новоевропейской философией от Ф. Бэкона и Р. Декарта до А. Смита, Д. Юма и И. Канта. Последняя фаза этого логического становления - "атомизация" и "априоризация" индивидности - как раз и является философским фундаментом Л. Особое значение в этом процессе имеют социально-антропологические концепции физиократов XVII - XVIII вв., где впервые отчетливо выделяется абстрактная личность в качестве субъекта правоспособности, обладающего "врожденными", "естественными" и неотчуждаемыми правами. Позитивная политико-правовая система предстает как продукт рационально-произвольного взаимодействия автономных индивидов, исходящих из своих сущностных потребностей в гарантированной реализации личных прав. Идея "общественного договора ", даже выраженная крайне осторожно, логически ставит государство и власть в зависимость от целей и ценностей личности. Законы и установления обретают легитимно-правовой статус лишь в качестве актов, выражающих "общую волю" или "волю большинства". При этом в социально-политических теориях XVII - XVIII вв. атомарность индивида выступала скорее как антропологический принцип , на уровне же разработки институциональных параметров индивидуализм оказывался фактором негативного значения. Это свойственно не только "авторитарным" моделям Б. Спинозы и Т. Гоббса, но и более демократичным концепциям Дж. Локка, Вольтера, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо. Решающий шаг в этом направлении делает И. Кант, возводя принцип духовной автономности личности в субстанцию всего политико-правового механизма : гражданское состояние предполагает подчинение тотализующей и правообеспечивающей воле государства, но представления о личных целях и выгодах, справедливости, правомочности и разумной целесообразности любых действий, затрагивающих интересы личности, остаются в сфере ее неотчуждаемых прерогатив. Гегель в "Философии права" полагает исходным пунктом самореализации "идеи права" абстрактную свободу индивида, отождествляемую с правоспособностью или "чистой возможностью права". А первичная конкретизация правоспособности полагается правом частной собственности. Эти принципы в дальнейшем становятся отправной точкой обоснования классического Л. у И. Бентама и Б. Констана. Характерно, что логический дискурс гегелевской политико-правовой теории завершается утверждением доминирующей и самодовлеющей роли государства в сфере правоотношений (почему свобода отдельной личности и полагается в качестве абстрактной). Тем самым, на уровне чистой логики Гегелем поставлена дилемма , осознанная теорией Л. лишь гораздо позднее. Эта дилемма формируется следующим образом: власть принадлежит народу (ибо он сам создает законы и контролирует их реализацию) - над всем властвует государственный закон (поскольку только авторитет и мощь государства придают закону принудительно-общеобязательный статус). Попытка разрешить эту дилемму оптимальным образом вызывает к жизни сначала концепцию конституционно-правового строя (у тех же Локка, Канта, Гегеля), а затем и реализацию этой концепции в большинстве стран Западной Европы. К середине XIX в. складывается общий комплекс фундаментальных утверждений Л., получающих разнообразную философскую, политико-правовую и идеологическую интерпретацию в теоретических концепциях. Он может быть представлен следующим образом: 1. Априорная ценность человеческой личности. 2. Исходное " естественное равенство " людей. 3. Отождествление сущности человека с целеполагающей рациональностью , а целевых мотиваций личности - с моральной добродетелью . 4. Реальность неотчуждаемых прав и свобод личности (право на жизнь , свободу, собственность и т. д.). 5. Главная функция государства - обеспечение и защита естественных прав. 6. Взаимоотношения индивида и государства определяются фундаментальными договорными актами - метафизическим общественным договором, артикулированным в конституции. 7. Верховенство конституционно-правового закона, которому подчинена деятельность государства и в рамках которого личность действует свободно (дозволено все, что не запрещено законом). 8. Ограничение прерогатив государства в сфере частной жизни граждан (семейной, экономической, культурно-духовной). 9. Система разделения властей как гарант стабильности правового пространства самореализации индивида, относительное главенство законодательной власти в виде представительской системы. 10. Легитимность правосознания личности вкупе с автономностью ее нравственно-ценностной ориентации. Классический Л. XIX в., представленный политико-правовыми теориями И. Бентама и Б, Констана строится на этой концептуальной основе, адаптируя ее к реальности социально-экономических процессов своего времени. Наиболее характерная черта этих концепций - жесткая связка "свобода - индивидуализм - частная собственность - прагматизм ". Так, И. Бентам (1748 - 1832) разрабатывает широкомасштабную программу либерально-демократических преобразований общества и государства на базе утилитаризма . С его т. зр., польза - ведущий целевой стимул всякой деятельности. Общая польза есть сумма индивидуальных польз или " наибольшее счастье для наибольшего количества людей". Эта формула становится смысловой и целевой максимой законодательства, благодаря чему личность становится целью , а государство - средством. "Польза" и " счастье " прямо пропорциональны материальному благосостоянию, т. е. частной собственности: "Из двух индивидов, обладающих неравным количеством богатства, тот, кто обладает большим количеством, обладает и большим счастьем". Все политико-правовые институты , следовательно, обязаны способствовать процветанию частной собственности, но не путем вмешательства в экономическую конкуренцию, а лишь предоставляя всем гражданам формально равные возможности участия в ней. Логика "свободного рынка", в котором и реализуются субстанциональная свобода и активность личности, сама со временем выровняет все негативные феномены общественной жизни. Б. Констан (1748 - 1830) с близких позиций подробно разрабатывает концепцию многоуровневой децентрализации власти, позволяющей обеспечить всестороннюю административную, политическую и правовую защиту собственника. Принципиальным нововведением при этом оказывается концепция самостоятельной муниципальной власти, формируемой наиболее демократическим способом. Уже во второй половине XIX в. в политической философии Л. начинается отход от столь ярко выраженного индивидуализма. В работах германского правоведа Л. фон Штейна (1815 - 1890) осуществляется своеобразный синтез принципов классического Л. с теорией классовой борьбы и классовой сущности государства. Основной вывод таков: государство должно трансформироваться из инструмента "частно-классового интереса" в орудие классовой солидарности, что предполагает значительное расширение сферы государственного вмешательства в социально-экономическую деятельность, сложную систему искусственного выравнивания социального неравенства ради достижения классовой гармонии и правового характера политической системы. Движение в сторону "социализации" исходных принципов Л. весьма характерно для конца XIX - первой трети XX вв. Сформировавшийся в результате неолиберализм, или " социальный либерализм " (Т. Грин, Дж. Хобсон, Л. Хобхауз, Г. Спенсер), ориентируется на реформацию классической системы "свободного предпринимательства", усиление социальной политики государства, компенсацию имущественного неравенства расширением демократических институтов, формирование "этической политики". В данной позиции социальная защита индивида не противопоставляется его автономности и личному достоинству, а предполагается ими. В политическом плане Л. солидаризуется с "левыми" течениями (лейборизм, социал-демократия ). Основная трансформация либеральной философии и антропологии в этот период происходит под знаком отказа от отождествления свободы личности с суммативным объемом собственности. Акцент все больше и больше смещается в сторону нравственной и духовно-культурной свободы личности, утверждения априорного права "быть и мыслить не как все". В послевоенный период политическая идеология Л. входит в стадию кризиса, постепенно утрачивая существенные отличия от консервативных принципов. Единственным принципиальным расхождением остается подход к этической и ценностной проблематике: Л. сохраняет идею нравственного плюрализма и вариативности общественной морали, тогда как консервативная мысль всегда придерживается ориентации на "традиционные ценности и устои". Характерно, что мировоззрение Л. постепенно отождествляется с научным стилем мышления современности. Т. е., с признанием возможности равноправной аргументации различных концепций и позиций, выбор между которыми зависит не от их сущностного "смысла", а именно от качества аргументированности. Глобальные процессы 80 - 90 гг., размывание устоявшихся моделей социально-политической практики и мышления, становление "постиндустриального общества" и постмодернистской культуры вызывают и неоднозначные трансформации теории и практики Л. В отношении теоретического движения наиболее характерным процессом представляется адаптация либеральных мотивов к функционированию субкультурных общностей, конвенциональной групповой этики и системы культурно-эстетических ценностей, принципов этнокультурной толерантности. Перспективы политического и экономического Л. в его собственном смысле для современной ситуации вряд ли столь определенны. В отечественной культурно-социальной практике история Л. сложна и противоречива. Прежде всего, российская государственность практически никогда не имела опыта широкомасштабных либерально-демократических преобразований в западном духе. При этом нравственное и теоретическое обоснование идей и ценностей Л. в отечественной мысли имеет свою весомую традицию. Так, в правовой теории Л. представлен С. А. Муромцевым, А. Ф. Кони, П. И. Новгородцевым, хотя и с существенным акцентом на высшие ценности солидаризма . Именно правовые реформы 70-х гг. XIX в. в России более всего близки духу правового Л. В политической же сфере практика Л. не имела далеко идущих продолжений: если и была тенденция к либерализации политической системы России, то она была резко прервана Октябрьской революцией. В философско-политической мысли Л. оставили свой след П. Б. Струве, Н. М. Коркунов, Б. Н. Чичерин. В постсоветский период в общественном сознании и интеллектуальных дискуссиях идеи Л. приобретают большое значение как выражение духа модернизации российского общества. Следует признать, что традиционный негативизм в отношении Л. как чисто западноевропейского феномена, свойственный славянофилам всех поколений, евразийцам и близким течениям, также сохраняет свое значение в интеллектуальной жизни постсоветского общества. По всей видимости, полемика Л. как "западничества" и антилиберализма как "почвенничества" сама по себе является бесплодной. Практика показывает, что обновляющаяся культурно-ценностная сфера постсоветского общества достаточно активно принимает идеи Л. (хотя, возможно, в несколько утилитаризованной форме, в духе раннего Л.). Проблема заключается в том, насколько эти ценности и нравственно-прагматические установки могут реализоваться в институционально-правовой системе, испытывающей в своем становлении весьма противоречивые тенденции. Е. В. Гутов
4) Либерализм - (от лат.-свободный): совокупность философских, политических и правовых идей, направленных на защиту личности, ее прав и свобод от диктата государственной власти. Свою практическую задачу либерализм видит в том, чтобы с помощью законных средств оберегать пространство индивидуальной свободы от неправомерных вторжений извне, особенно, со стороны государства.
5) Либерализм - (от лат. liberalis — свободный) — идейное течение, в основе которого лежит убеждение в необходимости постепенного реформирования общества с целью более полной реализации индивидуальных ценностей, и в первую очередь индивидуальной свободы. Л. является не конкретной социальной теорией, а, скорее, особым стилем, или способом, размышления о социальных проблемах , в рамках которого существуют разные, нередко спорящие друг с другом теории. Истоки Л. восходят к эпохе буржуазных революций 17— 18 вв. Основной ценностью Л. является свобода личности. Др. ценности — демократия , правозакон-ность, нравственность и т.д. — истолковываются только как средства достижения такой свободы. Основной метод Л. — не столько творчество и создание нового, сколько устранение всего, что грозит индивидуальной свободе или мешает ее развитию. Постулат Л. о непреходящей ценности свободы и равных правах каждой личности вместе с его методом, диктующим особую осторожность при решении социальных проблем, во многом объясняют ту трудность, с какой Л. завоевывает себе сторонников. Л. весьма аморфен, его толкование меняется от десятилетия к десятилетию, у него нет непререкаемых авторитетов. Строгие формулы, которые использовались в кон. 19 в. для изложения доктрины Л., теперь окончательно оставлены. Не случайно Л. постепенно приобрел славу “негативного учения”, не способного предложить человеку индустриального общества никакой конкретной, рассчитанной на долгую перспективу программы. Л. — индивидуалистическая система , т.к. на первый план выдвигается отдельный человек, а ценность общественных групп или учреждений измеряется исключительно тем, в какой мере они защищают права и интересы индивида и способствуют осуществлению целей отдельных субъектов. Л. считает своей задачей благополучие и даже счастье человека, но достигаемые усилиями самого человека, ставящего перед собой собственные цели и пользующегося максимально возможной свободой. Предполагается, что весь круг обязанностей по поддержанию социального порядка покоится на индивиде, иногда речь идет конкретно о его совести. Совесть — краеугольный камень старых форм Л.: в первую очередь на нее опирается выбор людей между порядком и анархией, она приказывает человеку следовать велениям разума в большей степени, чем велениям переменчивых чувств. Совесть — и с нею чувство долга — позволяет связывать свободу личности с объективным порядком. Постепенно эволюция Л., однако, заметно ослабила обращение к совести как к тому началу, которое должно согласовать и примирить идею автономии воли и разума личности, с одной стороны, и идею социального порядка — с другой . Л. различает политическую и гражданскую свободу. Политическая свобода гарантирует право гражданина участвовать в управлении гос-вом; гражданская свобода — это те основные права , на признании которых строится гражданское общество . Л. рассматривает политическую свободу только как дополнение к свободе гражданской. Однако политическая свобода представляет собой необходимое дополнение к гражданской свободе, единственно действенное ее дополнение. Без политической свободы — гражданская свобода хрупка и ненадежна. Две основные гарантии свободы — как гражданской, так и политической — Л. видит в частной собственности и правовом гос-ве. Л. является не только идейным течением, но и определенной социальной практикой. Экономический Л. 19—20 вв. выступал с критикой феодальной регламентации экономических отношений. Физиократы , а за ними А. Смит активно поддерживали лозунг “Lais-sez faire” (“He мешайте действовать”). Дж. Локк и др. внесли важный вклад в утверждение идей парламентской демократии, конституционного правления, основанного на разделении власти между исполнительными и законодательными органами, обеспечении основных прав граждан, включая свободу слова, печати, вероисповедания и т.д. В 20 в. Л. отстаивал общественное устройство, при котором регулирование социально-экономических отношений осуществляется спонтанно, через механизм “свободного рынка”. На основе философии утилитаризма И. Бентама Дж.С. Миллем, Г. Спенсером и др. было развито утилитаристское обоснование Л., основу которого составляет стремление к достижению “наибольшей суммы общего счастья”. В последней трети 19 в. экспансии идей Л. был положен конец . На длительный период они были вытеснены социалистическими идеями, главное содержание которых составляли “ организация ”, “обобществление” и “планирование”. Парадоксальным образом это произошло под флагом требования “новой свободы”. Уже завоеванные свободы объявлялись “ничего не стоящими” без той “экономической свободы”, которую должен был принести социализм . Если для Л. свобода означала освобождение индивида от пут, не оставляющих ему выбора и заставляющих повиноваться власть имущим, то для социализма, истолкованного как скачок из царства необходимости в царство свободы, она сводилась к устранению оков капиталистической экономической системы и в конечном счете к требованию равного распределения богатства. В упадке Л. определенную роль сыграло также проникновение в него позитивистских идей. Л. восстановил свой потенциал только в 1930-е гг., когда опыт коммунистической России показал, что обещанный радикальными социалистами путь к свободе есть в действительности прямая дорога к тоталитарному коммунистическому рабству. Постепенно классический Л. подвергся существенной перестройке, прежде всего в вопросе о социально-экономической роли гос-ва. Возникли концепции “нового Л.”, или неолиберализма, сблизившегося с консерватизмом. Гос-ву стала вменяться обязанность разработки и воплощения в жизнь общей стратегии экономического развития, предотвращения кризисов и стаби-лизиции финансового положения. Была признана важность социальных и экономических прав индивидов, особая значимость выравнивания возможностей и шансов людей, особенно являющихся членами социальных групп, фактически оказавшихся в наиболее трудном положении. Л. начал учитывать гуманистические идеалы , стоящие выше механизмов рынка и конкуренции, и подчеркивать значение коллективных действий, ограничивающих сферу применения таких механизмов. Этими соображениями объясняются, в частности, прогрессивные налоги на доходы граждан и прибыли предприятий ради перераспределения части национального богатства, частичное ограничение свободы рынка и конкуренции ради уменьшения остроты экологических проблем, проблем физического и нравственного здоровья людей и т.д. Иногда утверждается, что идеи Л. всегда были чужды России и никогда не найдут в ней подходящей почвы. Ссылаются на пресловутую “ соборность ”, будто бы изначально присущую рус. душе, на коллективистический характер рус. человека, на “евразийское начало ” и др. подобные им неясные, вырванные из исторического контекста аргументы . Действительно, идеи Л. плохо уживались с привычным укладом российской жизни. Вместе с тем традиция Л., пусть не особенно глубокая и сильная, а временами даже прерывающаяся, в России существует давно, по меньшей мере с 18 в. “ Суть либерализма в России была совершенно тождественной с сутью западного либерализма” (В.В. Леонтович). История Л. в России была на длительный период оборвана Октябрьской революцией 1917. В коммунистическом обществе слова “либерализм” и “либерал” приобрели явный негативный оттенок . Критика Л. велась гл.обр. с двух позиций: с позиции капитализма и одобрения основных либеральных ценностей; с позиции социализма ( коммунизма ) как наиболее радикальной формы современного коллективизма . Основные моменты критики Л., относящейся в первую очередь к классическому Л., сводятся к следующему. Л. трактует общество как систему, состоящую из своего рода “атомов” — свободных, самоуправляющихся индивидов, желания и интересы которых мало зависят от среды, в которой они живут и действуют. Отсюда переоценка моральной и ценностной автономии личности, ее способности и желания действовать исключительно по собственному плану и пользоваться своей системой ценностей. Л. не видит разных возможностей истолкования свободы и явно переоценивает роль индивидуальной свободы в сложной системе социальных отношений. Даже в развитом капиталистическом обществе далеко не все его члены горячо стремятся к свободе; многие ставят безопас- ность и устойчивость своего существования выше индивидуальной свободы, всегда сопряженной с ответственностью и риском. Далее, в коллективистическом (в частности, в коммунистическом и национал-социалистическом) обществе подавляющее большинство людей вовсе не чувствуют себя несвободными. Л. чересчур оптимистично предполагает, что люди руководствуются в свой жизни прежде всего разумом, а не чувством, верой, традициями и т.п., и выдвигает рационализм как едва ли не единственный метод решения всех социальных проблем. Л. преувеличивает роль выведения конкретных случаев из одного общего принципа или немногих таких принципов. Либеральное мышление нередко игнорирует историю и является в своей основе статическим, поскольку считает, что правильное понимание социальной жизни есть самодостаточная, автономная сфера , мало или вообще не зависящая от влияния истории. В частности, неисторично истолковываются неотъемлемые права человека (жизнь, свобода, собственность , право сопротивляться тирании и т.д.). Л. как бы не замечает, что помимо капитализма существовали и существуют др., иногда принципиально иные способы общественного устройства, столь же естественные, как и капитализм, и не являющиеся “болезнью общества” или “вывихом истории” (в частности, коммунизм). Л. плохо видит преходящий характер самого капиталистического общества, которое тоже исторично и в свое время сойдет с исторической арены. С этими общими особенностями либерального мышления тесно связано решение Л. многих конкретных проблем: Л. чересчур абстрактно противопоставляет путь постепенных, шаг за шагом идущих реформ более радикальному пути социальной революции. Л. утверждает, что революции вообще не нужны и даже неразумны в современном индустриальном обществе. Это как раз полная противоположность подходу , объявляющему революцию основным двигателем истории. Вопрос, на который Л. не дает ответа: всегда ли можно обойтись без революции, заместив ее подходящими к случаю реформами? Ответ на этот вопрос должен быть, скорее всего, отрицательным. Во всяком случае каждый переход от коллективистического устройства общества к индивидуалистическому его устройству и наоборот представляет собой глубокую социальную революцию (см.: Индивидуалистическое общество и коллективистическое общество ). Если история рассматривается как колебания обществ между полюсами коллективизма и индивидуализма , революции становятся неотъемлемыми ее элементами. Марксизм переоценивал роль социальных революций в истории; Л., напротив, переоценивает возможности частичных, идущих шаг за шагом реформ. О ХайекФ.А. Дорога к рабству //Вопросы философии. 1990. № 10—12; Поппер К.Р. Открытое общество и его враги. М., 1992. Т. 1—2; Леонтович В.В. История либерализма в России, 1762—1914. М., 1995; Гаджиев К.С. Политическая наука . М., 1996; ИвинА.А. Философия истории . М., 1999. А.А. Ивин /
6) Либерализм - (от лат. liberalis - свобод-щй) - понятие , обозначающее тех, кто уповает на прогресс в об-ве, причем в основном лишь путем проведения отдельных реформ и преобразований. Собственных корней в России (к моменту своего появления на отечественной почве в самом кон. XVIII и 1-й трети XIX в.) Л. не имел. В. В. Леонтович в "Истории либерализма в России (1762-1914)" утверждает, что "либерализм - творение западноевропейской культуры", что "и идеологически, и практически русский либерализм в общем был склонен к тому, чтобы получать и перенимать от других, извне". Но на рус. почве он обрел и свои специфические черты. Как течение общественной мысли Л. имеет свое теоретическое обоснование в системе определенных мировоззренческих положений. В то же время он выражается в практических политических действиях. Т. обр., можно говорить о Л. теоретическом и практическом, тесно взаимосвязанных. Первые теоретические разработки либерального образа мыслей на рус. почве представлены в произв. Кавелина, Чичерина, С. М. Соловьева. Нельзя не упомянуть здесь Грановского, в работах к-рого хотя и нет последовательного изложения теоретических проблем Л., а тем более какой-то модели либеральных воззрений, но к-рого тем не менее следует назвать провозвестником теоретического Л. в России. Либеральные идеи в рус. общественной мысли зарождаются и оформляются в рамках западничества. Славянофильство , с его декларированием коллективистских, народных (национальных) и конфессиональных ( православие ) идеалов, с его идеей соборности (Хомяков), было чуждо духу индивидуализма , личной свободы и признания приоритета общечеловеческих ценностей. При всем разнообразии воззрений западников именно у них идеи Л. находили сочувственный отклик. Одной из центральных тем в рус. (как и в любом) Л. является рассмотрение проблемы личности, ее статуса в общественном и государственном устройстве. О личности и ее свободе писало множество мыслителей, в т. ч. и рус, но далеко не каждого из них можно причислить к либералам. Только сознательное отношение к правовой проблематике, сопряженное с искренним желанием наиболее полного осуществления личной свободы человека в об-ве, рождает те или иные либеральные концепции . Не случайно также, что либеральные идеи находят свое наиболее адекватное выражение именно у Кавелина, С. М. Соловьева и Чичерина, т. е. осн. представителей т. наз. государственной школы в рус. историографии. В рамках тех построений, к-рые характерны для этой школы, главной сквозной темой является рассмотрение проблемы " государство - личность ". Особое внимание к личностному началу в истории (что было характерно и для Грановского), анализ типов государственных отношений на Западе и в России - все это так или иначе содействовало более глубокому проникновению в проблематику, к-рая изначально присуща Л. как образу мысли. И все же именно разработка философско-правовой тематики, попытки разрешения важнейших вопросов философии права являются главными отличительными чертами либерального стиля мышления. Для рус. либеральной мысли, по крайней мере в период, когда она только заявила о себе на общественной арене, характерна сильная антидемократическая тенденция , склонность опираться на принцип монархизма (у Чичерина - конституционного), к-рая долго была преобладающей в рус. Л. На грани веков (XIX и XX) наметилась иная тенденция - постепенное сближение либеральных лозунгов с демократическими программами (на этот факт , в частности, указывал Милюков). В конечном счете практики рус. Л. полностью отказываются от конституционно-монархической ориентации и сближаются не только с демократами, но и с социалистами. Практически это было концом Л. в России как течения общественной мысли. В рус. Л. на раннем этапе присутствовало сильное консервативное начало , что можно считать закономерным. Без наличия консервативных элементов либеральная теория теряет почву под ногами и либо полностью растворяется во множестве прогрессистских течений, либо трансформируется в одну из разновидностей радикализма. Др. особенность рус. Л. связана с тем, что ко времени его зарождения Россия еще оставалась крепостной страной. Иными словами, в стране еще не были осуществлены гражданские свободы, а в недрах развивающейся либеральной мысли уже фигурировали свободы политические . Конечно же, это социально- политическое положение России не могло не оставить отпечатка и на теоретических, и на собственно практических программах ранних рус. либералов. Оно сказалось и на отсутствии в тот период к.-л. серьезной социальной базы для либеральной идеологии (неразвитость т. наз. третьего сословия ). Что же касается развития либеральной мысли в России кон. XIX и нач. XX в., то теоретическая ее разработка шла гл. обр. в русле исследования философско-правовой проблематики (В. С. Соловьев, Петражицкий, Новгородцев, Кистяковский, Гессен ). Особо следует отметить полемику 1897 г. между Чичериным и Соловьевым, развернувшуюся на страницах журн. " Вопросы философии и психологии" по поводу кн. Соловьева " Оправдание добра ". В этой дискуссии среди центральных стояли вопросы свободы воли и соотношения права и нравственности, являющиеся осн. для либеральной мысли.
7) Либерализм - (лат. "libartas", " свобода ") - экономико-политическая философия , считающая, что главным социальным субъектом является хозяйствующий индивидуум , способный максимально реализовать свои возможности в условиях свободного рынка. Либерализм настаивает на минимализации участия государства в хозяйственной жизни граждан, считает, что Политическое , основанное на непрерывных традициях - в том числе традиционные институты управления, власти и т.д. - лишь ограничивает свободу человека . Либерализм противостоит социализму , полагая, что любое вмешательство в экономическую деятельность индивидуума противоположно принципу свободной конкуренции. По мнению либерального философа Филиппа Немо, "социальная справедливость глубоко аморальна".
8) Либерализм - (от лат. ьberaus свободный) - свободное убеждение , стремящееся избавиться от традиций, обычаев, догм и т. д. и стать на собственные ноги. Сильный толчок своему развитию либерализм получил в эпоху Просвещения (в противовес схоластике), Реформации (против католицизма ), пиетизма (в противовес лютеранству). Как политическое направление либерализм противостоит консерватизму и реакции; как экономическая доктрина выступает за свободное соревнование, за не ограничиваемый государством товарообмен; в области мировоззрения - за космополитизм , терпимость и гуманность ; в религиозной области борется против ортодоксии. С точки зрения философии либерализм близок индивидуализму , подчеркивая ценность личности в противовес ценности коллектива . Носителем либерализма во все времена была буржуазия .
Алфавитный указатель

Посмотреть значение слова Либерализм в других словарях:

Что такое Либерализм? Энциклопедический словарь
Определение термина Либерализм. Словарь Ожегова
Толкование слова Либерализм Исторический словарь
Что означает слово Либерализм? Социологический словарь
Что означает термин Либерализм? Политический словарь
Главная
Финансовый словарь
Большой бухгалтерский словарь
Медицинский словарь
Морской словарь
Социологический словарь
Сексологический словарь
Астрономический словарь
Энциклопедический словарь
Словарь Ефремовой
Энциклопедия Кольера
Энциклопедия Брокгауза и Ефрона
Толковый словарь Ушакова
Словарь Ожегова
Словарь Даля
Словарь наркотического сленга
Словарь воровского жаргона
Словарь молодёжного слэнга
Словарь компьютерного жаргона
Архитектурный словарь
Джинсовый словарь
Словарь по ландшафтному дизайну
Автомобильный словарь
Кулинарный словарь
Биографический словарь
Словарь эпитетов
Словарь курортов
Словарь русских технических сокращений
Этимологический словарь Фасмера
Словарь иностранных слов
Словарь фразеологизмов
Словарь географических названий
Словарь символов
Словарь синонимов
Словарь нумизмата
Словарь имён
Словарь мер
Словарь русских фамилий
Этнографический словарь
Исторический словарь
Религиозный словарь
Словарь по мифологии
Библейская энциклопедия
Словарь по искусству
Философский словарь
Словарь логики
Психологический словарь